21:10 

Vampire: War of the Roses. Часть 1

Фанфик, по "Миру тьмы". Будет очень приятно, если кто-то осилит эту тонну текста :) И еще приятнее, если оставит свой отзыв. Выкладывая данное творчество в сеть, я понимаю тот факт что могу получить и негативное мнение. Поэтому рассчитываю на что угодно, не стесняйтесь высказываться.

Да, я знаю что у меня вагон и маленькая тележка грамматических ошибок. А у кого их не бывает? :) Текст прогоняется различными программами, но не всегда получается найти погрешности. Понять и простить (с)

Не люблю банальные вступления, но другого выхода просто не вижу. Меня зовут Лукреция. Лукреция Гатос. В это трудно поверить, но мне уже больше двух тысяч лет, большую часть из которых, я провела во сне. Думаю, что нет смысла рассказывать о моей смертной жизни. К тому же, спустя столько времени я практически забыла детали своего прошлого. Единственное воспоминание, которое будет жить в сердце ровно столько, сколько суждено существовать моему телу это то, что на данный момент, я являюсь единственным живым потомком рода - Миноса. Если бы во мне осталось хоть немного сочувствие, вполне возможно что я бы расплакалась. Не в коем разе не подумайте что я кукла с каменным сердцем, просто такие вещи не входят в рамки тех ценностей, о которых стоит переживать. Я не делаю попыток воскресить дух прошлого в новой эре, как и не лелею дни давно прошедших времен. Напротив, с радостью принимаю и подстраиваюсь под новые, каждый раз находя в этом непостоянном мире - свое место. Вампиры далеко не боги, у них нет супер-способностей и они не обладают легендарной физической силой. В каком-то смысле, может мы и являемся сверхлюдьми, но наша сила состоит в знаниях.

Пользуясь таким простым арсеналом оружия как - смекалка и приобретённый со временем опыт, мы с легкостью получаем то, чего пожелаем. А лично мне – никогда не требовалось много.

Что мы такое? Мы – носители легендарного вируса, который между собой именуем как – дар. Почему именно дар? Потому, что болезнь дала людям нового мира не только долголетие и уникальный иммунитет, но и открыло шестое чувство. Все что вы видите, слышите и чем дышите, лишь иллюзия действительности, созданная вашим мозгом. Вирус приоткрывает ширму, позволяя взглянуть на мир иным зрением. Ощутить его ранее не виданным и не изученным наукой чувством. В реальности нет цветов, звуков и времени. Так же, как и нет смысла. Каждый из нас, живет в своей маленькой вселенной, которую сам создает и наполняет смыслом. Мы не торопимся делиться знаниями, тщательно выбирая очередного, достойного дара - носителя. Лично мне было бы весьма неприятно видеть как мой бесценный подарок, тратят на блуд и чревоугодие, вместо того что бы провести отведенное время на что-то действительно полезное. Остальные же сородичи следуют одному простому принципу - если все «супер», то уже никто не «супер». Отчасти я солидарна и в этом утверждении.

Мой создатель? Скоропостижно скончался. Его красота и ценность, были важны для меня не в современном понимании. У современных людей в принципе странные понятия о вампирах. Взять хотя бы то, что они перестали нас бояться. Они думают, что знают о нас ровно столько, сколько им нужно, что бы снимать свои паршивые фильмы. Но на самом деле, вы ничего о нас не знаете. То, что вы привыкли именовать вампирами ничто иное как – миф.
Да, нам необходимо питаться человеческими органами, хотя с такой же легкостью можем употреблять и обычную пищу. Но насыщение, приходит только после поедания себе подобных. Я не могу объяснить этот странный голод, как не могу объяснит и то, почему зомби питаются исключительно человеческими мозгами. Кстати, говоря о мозге, уверена что это весьма питательный и невероятно вкусный продукт, носящий в себе ценные для сложного организма сверхчеловека – стволовые клетки. Деликатес в мире инфицированных. Но в таком случае нам приходилось бы убивать свою жертву. Что весьма затратно, учитывая какое количество сверхлюдей проживает в любом среднестатистическом городе.

Если бы каждый из нас умертвлял по одному смертному в день, то буквально через пару-тройку лет, на земле не осталось бы ни одного живого человека. Поэтому, приходится довольствоваться диетой из крови. К счастью для «вампиров» нового поколения, была придумана целая организация, именуемая как - банк крови. Своего рода шведский стол с возможностью выбора ассортимента. Но дар, как капризное дитя, требует бережного ухода и заботы. Единственная болезнь, способная убить сверхчеловека, это та болезнь – что несет в себе дурная кровь. Именно поэтому я все же предпочитаю смотреть донору в глаза, вместо того что бы надеяться на интуицию в БК. К тому же мне просто нравиться наслаждаться охотой. Она пробуждает во мне какие-то необъяснимые, прекрасные, первобытные эмоции.

Еще одна способность, отличающая нас от обычных людей – способность впадать в летаргический сон, останавливая все биологические течения организма. На самом деле, мы не живем вечно. С научной точки зрения, мое тело живет и прекрасно функционирует, только все процессы протекают в нем в два раза медленнее, нежели в любом из вас. В связи с этим, любые изменения связанные со старением или обычным ростом волос – происходят гораздо медленнее, в редких исключениях сводясь к нулю. Каждому из сверхлюдей отведен свой определенный срок жизни и даже мне не известно, от чего зависит длительность существования каждого из нас. Видимо, я выиграла у судьбы в карты, ибо на сегодняшний день, я самый старый сверхчеловек из существующих на Земле.

Как я стала тем, кем сейчас являюсь? Я уже говорила ранее, что практически ничего не помню из того, что произошло за последнюю пару тысяч лет. К сожалению, память не так долговечна как тело. Если верить записям, сделанным мною в личном дневнике, то началась война, а следом за ней последовал голод. Из-за тяжелой болезни, я оказалась на пороге у смерти, которая уже готовилась принять меня в свои холодные объятия. Единственным доступным лекарством осталось - заражение. Тот кто передал вирус, бесследно пропал буквально через неделю после моего выздоровления, так и не успев объяснить даже самого элементарного. Пришлось до всего доходить самостоятельно, а начать решила с поисков подходящего учителя.
Выискивание себе подобных, первое время не давали успехов. Я объездила полсвета, потратив около сотни лет драгоценного времени впустую. И в тот момент, когда надежда пропала, а я окончательно отчаялась, появился тот, кого я так долго искала. Он был не один. Меня встретила и приняла целая группа сверхлюдей. Все они были из разных мест и времен. Они научили меня жить с тем, что мне пришлось нести в крови ради собственного спасения. Научили любить свой дар и пользоваться им. Но со временем, не стало и моих друзей. Оборудовав что-то похожее на подземное убежище, двести лет назад, в последний раз затушив свечи я уснула. Уснула, дабы проснутся в совсем другом, чужом для меня мире. Но как вы уже знаете, нет ничего недоступного для моего разума. Невыносимое чувство голода само привело меня на поверхность. И вот теперь я здесь. На самом забытом и мрачном краю мегаполиса.




Рядом с моей усыпальницей возвышается давно заброшенный отель, в котором мне пришлось прятаться первые пару дней после пробуждения. Но только лишь для того, что бы утолить зверский аппетит и привести себя в порядок. Сверхлюди не боятся солнечного света, но по какой-то причине любят бодрствовать именно в ночное время суток. Скорее всего, нарушение биологических часов как-то связано из-за замедления биологического цикла в ходе заражения.

В современном мире, совершенно нормально заводить собственного донора. Это практически тоже самое, что иметь дом, жену, детей и счет в банке.
Моим донором стал мужчина средних лет, с противным именем – Пьюберт. На слух, это как звук от не смазанных дверных петель. В наших диалогах я часто повторяю его имя и каждый раз с интонацией сожаления. Пьюберт не то что бы был неудачником, просто ему не совсем повезло в жизни. Впрочем, как и любому другому человеку. Любой, в кого не ткни пальцем, имеет за плечами собственную слезливую историю о несбыточных детских мечтах и рухнувших юношеских надеждах. Даже самые богатые и знаменитые порой бывают куда несчастнее бродячей собаки.

Только задумайтесь, сколько судеб в этом муравейнике, носящем гордое название – Бриджпорт? Сколько историй можно написать? К сожалению, у Пьюберта оказался весьма распространенный диагноз для такого, казалось бы, большого города. Именно эта душевная болезнь и приводит таких несчастных как он, в бар. Жена подала на развод, дочь спит с кем попало и абсолютно никто, не относится к мужчине в семье с положенным уважением. Зато случайная незнакомка невзначай тепло улыбнется и угостит сигаретой.
Предугадывая ваш следующий вопрос, отвечу – нет. Я не сплю с ним. И не имею даже мысли на какие-то романтические отношения. Пьюберт интересует меня исключительно как обед. Вкусный обед. Кровь этого мужчины, весьма приятна из-за здорового питания и хорошего уровня жизни. А еще с ним бывает весело. Иногда он позволяет себе пропустить стаканчик скотча, после чего моментально пьянеет, подсаживается ближе и вслух мечтает о нашем с ним совместном будущем. Я так люблю подыгрывать ему и смотреть, как искра надежды разгорается в его не трезвом взгляде. Несомненно, он понимает всю несерьезность данных разговоров, но они необходимы ему, так же как и моя компания. Иначе, зачем он каждый раз приходит в этот бар? Снова и снова. О нет, он не влюблен в меня, как вы наверняка уже могли подумать. По крайней мере, не ведет себя как влюбленный. Просто этот бар – единственное, что еще поддерживает в нем человечность и дарит счастье. А я, скорее как приятное дополнение.
Нам комфортно друг с другом, а потому третий в компании, определенно станет лишним.

После пробуждения, прошло около шести лет, но мне так и не удалось встретить ни одного сверхчеловека. Зато я много чего слышала о их жизни в современном мире. И больше всего, мне хотелось познакомиться с тем, кто правит этот бал. Собственными глазами увидеть короля местной элиты. Мне была необходима эта встреча не столько ради более подходящей компании, нежели Пьюберт, сколько для того, что бы занять свое место в сверх обществе. Поверьте, моим мемуарам, что бережно хранятся в дневнике - есть что предложить науке и властям. А там где власть и те, с кого можно вить нити, там всегда будут крутиться деньги. Этот танец я еще помню и к сожалению сегодня, долго без наличной валюты, с комфортом не проживешь.

***
«Она была солнцем
Что согревало светом своим,
Могилу его столь хрупких надежд и мечтаний.
А он был луной,
Окружающей ее,
Мерцающим, слабым светом» (с)


Я удобно устроилась на своем привычном месте в пабе, под названием «пьяная слива». Ожидала, когда Пьюберт наконец закончит все свои дела в уборной. Бармен подал заказ: жаренные луковые колечки и стакан скотча. О да, сегодня у моего друга случился один из тех мрачных дней икс, когда жена в очередной раз собрала свои вещи и упорхнула в солнечный Лос-Анджелес. Конечно же не одна, а вместе с парнем, на кануне чинившем ей машину. Сколько раз я просила Пьюберта, наконец подписать соглашение на развод, но каждый раз он находил причину этого не делать. Иногда мне кажется, что ему просто нравится то, как она изматывает его. Но на данный момент, я была бесконечно благодарна такому проведению судьбы. Не поймите меня не правильно, но в одиночестве порой бывает катастрофически скучно. Именно по этой причине я и оказалась тут.
Сверхлюди абсолютно такие же люди как вы и ничто человеческое нам не чуждо. К счастью, трагическое событие, повлияло на исход вечера моего незаменимого друга и привело его в мою компанию. На наше привычное место, где мы официально встречаемся один раз в неделю, что бы он принес мне то, что сможет утолить голод. Но неформально мы видимся гораздо чаще.
Как раз сегодня и был тот самый, неофициальный вечер.
Пусть тут все провоняло дымом от сигарет и запахом дешевого алкоголя, но этот паб стал для меня своего рода - Пантеоном. Маленьким островком спокойствия посреди всеобщего хаоса и суеты. Как только человек переступает через порог, время для него останавливается. Сюда приходят не для того, что бы забыть. А для того, что бы забыться. Еще тут темно, относительно мало людей и вполне уютная обстановка. А самое главное, тут я могу встретить своего друга и пожалуй, единственного человека на этом свете, готового понять меня и самое важное - помочь.
Прошла ровно неделя с того момента, когда мы виделись в последний раз.
Взглянув на часы, я осмотрелась в поисках пропавшего Пьюберта, который по всей видимости, решил не торопиться. И зря. Неподалеку присели двое не приятных на вид парня, заставившие меня понервничать. Один из них подмигнул мне, после чего хищно облизнулся. Жест, приглашающий явно не на просмотр семейной комедии. Пришлось отвернуться и сделать вид, что игры подобного рода меня не интересуют.



Три минуты, длились дольше вечности. Я чуть вздрогнула, когда почувствовала легкое касание руки на своем плече.
- Не грусти подружка, я вернулся. - Пьюби появился из-за спины неожиданно. С нескрываемым чувством радости смешанного с облегчением, я внимательнее пригляделась к нему: измотанный, сутулый, с взъерошенными короткими волосами он выглядел на дюжину лет старше положенного. Зато Пьюби в отличие от меня, удачно вписывался под общую атмосферу и не нарушал ее гармонии разложения.
- И какая у нас программа на сегодняшний вечер?
Я лукаво улыбнулась собеседнику, ожидая когда он наконец устроится на своем табурете. Услышав вопрос, мужчина посмотрел на меня и застыл на месте. Он нахмурился, подхватив со стойки рокс со скотчем. В глазах читалась неуверенность, отчаяние и… боль? Мой друг старался скрыть свое разбитое состояние под гримасой улыбки, но я слишком хорошо успела узнать его, что бы обмануться. И он тоже достаточно хорошо успел узнать меня, что бы понять что прокололся. Пьюби опустил взгляд, все еще крепко сжимая в руке бокал и поджал губы, будто чувствовал за собой вину.
- Вообще у меня были планы как следует надраться. - Мужчина сделал тактичную паузу, что бы собраться духом и снова посмотреть мне в глаза:
- Лу, мне кажется, что одним стаканом здесь не обойтись. Прости, что снова подвожу тебя и... -
Пьюберт так и не закончил фразу. Да этого и не требовалось что бы понять, что он имеет ввиду. То, что мне так нравится наблюдать в этом человеке - его фантастически доброе сердце. Бескорыстный, довольно наивный для взрослого мужчины. Всегда и всем старается угодить. Один из тех видов людей, от которых не дождешься дурного слова даже в самое лихое время. Ему можно не только доверять, но и довериться. Если его сердце любит, то это будет самая большая и чистая любовь, которую только можно изобразить. Он отдавал себя людям, не требуя ничего взамен, хотя при своем социальном положении, мог бы с легкостью крутить людьми как циркач блюдечками. Подумать только, он переживал из-за качества своей крови. Не ясно только, что именно волновало его больше: деловые отношения или все же завязавшаяся между нами дружба. Лично я не видела в его желании какой-то существенной проблемы, поэтому хотелось как можно четче донести эту мысль до своего товарища, что бы он наконец унял свои разгоряченные чувства, расслабился и позволил себе необходимый отдых. Я понимающе похлопала его по плечу и подсела ближе, аккуратно вынимая из тарелки колечко лука.
- Пьюберт, ты пойдешь сдавать кровь только через полтора дня. - Начала я убеждать мужчину успокаивающим тоном:
- Основное количество алкоголя успеет выйти. Поэтому выкинь из головы дурные мысли и поддайся искушению. Будь ты пьяный, больной или калека – для меня ты так и останешься лучшим другом. И незаменимым донором, если тебя это так беспокоит. - Словно соглашаясь с моим одобрением, одним махом мужчина осушил стакан, скривился и закусил луковым колечком, заботливо протянутым с моих рук. Из его глаз потекли крупные слезы, а лицо мгновенно покраснело. Что бы разрядить обстановку и прервать паузу, я весело рассмеялась, небрежно вкладывая мужчине в раскрытый рот очередную закуску. Пьюби мгновенно подхватил мое настроение, заливаясь смехом пока его мозг постепенно переходил в режим легкого опьянения.
После целой серии подобных мероприятий, мы начали увлеченно смотреть немой футбол что на тот момент шел по телевизору. Время от времени, отвлекались на обсуждение таких обыденных мелочей как: погода, политика и последние сплетни.

К половине первого ночи я была серьезно настроена на то, что бы расходиться по домам. Не впервой приходилось засиживаться допоздна. И не впервой - Пью махнул лишнего. Бросить друга в баре в таком беспомощном состоянии, не позволяла совесть. Да и не выгодно было так поступать со своим источником питания. Найти в современном мире донора было не трудно. Но вот найти того, кто отдавал бы свою кровь безвозмездно, как Пьюберт – практически невозможно. Поэтому, по давно отработанному плану, я должна посадить мужчину в такси и удостовериться, что его отвезут по нужному адресу и не сдерут три шкуры за проезд.
Мне просто повезло, что я встретила этого человека на своем пути, потому что с деньгами у меня честно говоря, было туго. Мне уже пришлось заложить серьги, что бы раздобыть немного нынешней валюты на первое время. Все мои старые запасы – обесценились за то время, пока я прибывала во сне. Нынешняя жизнь, больше напоминала мне выживание в экстремальных условиях.

Пока я пыталась уговорить уже далеко не трезвого Пьюберта, отправиться до ближайшей станции такси, в колонках заиграла медленная музыка. Мужчина мгновенно оживился, щедро обдав мое обаяние алкогольными миазмами, а дальше случилось самое страшное:
- Слушай Лу… Потанцуешь со мной? - Он лениво соскользнул с барного стула и протянул руку в пригласительном жесте.
Насколько мне было известно, Пьюберт всегда держался достойно и не за что не стал бы распускать руки. Это еще одна причина, по которой я спокойно чувствую себя в его обществе, но просьба прозвучала так неожиданно, что ввела меня в ступор. Я очень устала и не была настроена на дальнейшие развлечения. Тем более – танцевать. С другой стороны, так не хотелось расстраивать его, вгоняя отказом в очередную депрессию. Он достаточно хороший человек, на мой взгляд, и заслужил намного больше обычного танца. Так почему бы и не оказать ему эту маленькую услугу? В центре бара мы оказались не одни. Между столиками, слившись в тесных объятиях, аккуратно закружилась дюжина пар, изредка о чем-то перешептываясь. О чем же говорят между собой люди в такие интимные моменты? За стеной прожитых лет, я станцевала не один Χορός, но мне так и не удалось постичь эту тайну. Безусловно, я была влюблена и не единожды. Только мой вальс, всегда оказывался безмолвным, а голова занята совсем не повседневными мыслями.
Я аккуратно вложила свою ладонь в руку Пьюберта, от чего его улыбка стала еще шире и вдвоем, мы двинулись в самый центр площадки. С робостью присущей старшекласснику, мужчина свободной рукой обхватил меня чуть выше талии, после чего почувствовав себя уже более уверенным, повел меня под музыку, создавая наш собственный, маленький спектакль.

Тело моментально расслабилось, полностью подчиняясь чарующей мелодии и нежной грации в движениях партнера.
- Когда-нибудь я обязательно разбогатею. Тогда ты начнешь питаться отборными продуктами из БК. За то, что всегда поддерживала меня, была так добра. - Это вернуло меня в реальность. Глаза в мгновение расширились от удивления. Чуть усмехнувшись мужчине в плечо, я подняла голову, дабы заглянуть в его глаза:
- Неужели ты думаешь, что счастье в деньгах?
- А разве нет? Если бы у меня была куча денег, жена не ушла бы от меня. Каждый вечер она хочет ужинать в ресторане. На день рождение, получать золотые украшения за место цветов и ездить на новеньком форде. Если бы ты знала, Лу, как я люблю ее. И от этого злюсь еще больше. – Пьюберт подбирал слова, пытаясь остановить колючий ком, что предательски подкатывал к горлу, а я воспользовалась этим моментом:
- Счастье невозможно купить, Пьюберт. Так же, как невозможно заставить кого-то любить тебя. Ты можешь просто держать человека около себя. Купить его тело, но чувства – не за какие деньги мира. И ты сам знаешь это, просто отказываешься верить. Не важно, насколько ты богат, жена рано или поздно все равно ушла бы от тебя. Потому что была несчастна по другой причине. – Я заметила глубокую грусть, в момент отобразившуюся на его лице. Бесспорно он знал о том, что все его слова – всего лишь иллюзия, укрепленная алкоголем. Надежда на то, что все обернется к лучшему. Что он сможет все изменить, при этом оставив по-старому. Да, он сможет стать счастливым, но только если не будет оглядываться в прошлое или забегать в будущее.
После недолгой паузы, я поняла, что Пью испытывает невероятное чувство боли в глубине души, наравне с одиночеством. Мои слова стали солью, просыпанной на свежую рану, но я ничего не могла с собой поделать. Пора было заставить его посмотреть проблеме в глаза и прекратить, наконец, убегать от нее. Дать толчок к тому, что бы поменять свою жизнь, какое бы отчаянное решение не пришлось ради этого принять… И тем не менее, стало жаль его. Я практически ощущала на себе его горе. Ситуация требовала сгладить резкость сказанных слов и занять мысли Пьюби чем-то другим:
- Если бы ты по какой-то причине получил целых три миллиона долларов, на что бы ты их потратил? – Взгляд Пьюберта заметно оживился.
- Черт его знает. Открыл собственный бар. Или уехал куда-нибудь. Предположим, в Санта Монику. Приобрел бы домик на берегу океана и увез отсюда свою семью. В худшем случае, попытался завести новую. - Я ожидала примерно такого ответа. По лицу даже скользнула тень иронической улыбки.
- А как бы ты потратила три миллиона? – А вот вопрос, застал меня врасплох. Но в очередной раз подняв на Пьюберта взгляд, ответ не заставил себя долго ждать:
- Сделала бы кого-нибудь счастливым. – Мужчина широко улыбнулся, а его глаза заблестели. Он крепко обнял меня. Песня, под которую мы танцевали – завершилась, сделав этот момент еще более сентиментальным. Именно тогда, я увидела за спиной своего партнера фигуру, заметно выделяющуюся среди безликой толпы.



Первое что бросилось в глаза – длинные, стройные ноги. Девушка была высокого роста, но необычные по фасону туфли на платформе сделали ее живой, изящной куклой. Практически все гости заведения провожали юную красавицу любопытным, порой даже похотливым взглядом. Но кукла, ни капли не смущалась постороннего внимания к себе. Она царственно прошла через весь зал, делая вид, будто находится в пабе совершенно одна.



Ее походка выдавала усталость, а вид, несмотря на стильную одежду, со вкусом подчеркивающую образ - был неопрятным. Но эта малозначимая деталь, никак не портило общего впечатление.
- Ты с ней знакома? – Внимание Пьюберта было приковано к аппетитным формам и безупречным ногам. По моему не менее заинтересованному виду, он и сам знал ответ на собственный вопрос, поэтому отвечать мне не потребовалось.
Девушка остановилась в центре зала, откуда совсем недавно, обратно за барную стойку вернулись мы с Пьюби. Неудобная с виду обувь, никак не мешала пластики и мягкости ее движений.
- Боже, ей же не больше семнадцати… - Почти шопотом, молвили мои губы.
Девушка растворилась в музыке. Она кружилась, подпрыгивала и махала пушистыми, вьющимися волосами из стороны в сторону. На мгновение, наши взгляды пересеклись. Я заметила в ней то, что совсем недавно видела в глазах Пьюберта – печаль, смешанную с частичкой отчаяния. В принципе, такой диагноз поставил бы кажый, кто набрался решимости обратить внимание на что-то, помимо задницы. Заплаканные, воспухшие веки, черные потеки от туши и смазанная косметика - говорили убедительнее любых слов.

Еще один несчастный мотылек, обожженый о пламя собственных надежд. Невозможно было по собственной воле, перестать следить за этим безумным ритуалритаульным танцем. Язык тела будто кричал о помощи, но люди не замечают этого, ссылаясь только на привлекательную оболочку. Человек, существо сложное. И порой простые вещи видит мудрено. А все потому, что глаза наши показывают лишь копии и отражения. Не каждый мозг готов докапываться до сути и истины, как разум сверхчеловека. Именно по этому, я еще долго не могла выкинуть из головы образ этой юной девушки, с глазами взрослой женщины.
- Лу, кажется мне снова нужно выпить… - В ответ я лишь тяжело вздохнула, набираясь терпения с бокалом напитка кейп кодер перед собой.

***



Из паба мы вышли под закрытие, из-за чего долго не могли поймать такси. Пьюьберт решил взять все расходы на себя, что побудило меня проявить настойчивость в вопросах транспортировки. Не очень-то хотелось прогуливаться пешком по криминальным районам Бриджпорта, да еще в такой поздний час. Проживала я в тот момент на два квартала ниже по улице, в простеньком, но уютном и чистом номере бюджетного отеля. Но сегодня утром, мне суждено было увидеть совсем другое окружение. За последние полтора часа, что мы провели в пабе, успело произойти не мало интересного. С точки зрения стороннего наблюдателя. На этот раз, Пьюберт выпил гораздо больше обычного. Разваливающийся как карточный домик брак, завал на работе и завышенный сверх нормы градус, довели мужчину до белочки. Никогда еще мне не довоилось видеть его в таком состоянии. Он разбил три бокала, буянил и едва не подрался с управляющим «сливы». Причем бой обещал быть явно не в его пользу. Ума не приложу чем мог бы закончится для Пьюберта вечер, если б я не успокоила его и не уговорила уйти. Но стало только хуже.
Оказавшись на улице, он демонстративно уселся на бардюр и едва не расплакался, умоляя остаться у него хотя бы на один день. Разумеется у меня не было никакого желания гостить у своего друга дома, куда в любой момент может приехать жена. Но сопротивление длилось до тех пор, пока от мужчины не посыпались угрозы свести счеты с жизнью. Они то и убедили меня согласиться. Проверять его доводы на правдивость не очень-то и хотелось. Всю дорогу мы ехали молча. За шесть лет нашего знакомства, я впервые побывала в гостях у Пьюберта Паскоу. Одного из самых успешных антропологов своего отдела. Правда, задолго до истории с разводом и нашего с ним знакомства.

Жил он в центре Бриджпорта. В одной из квартир самых видных высоток. Говорят, что из ее окон открывается фантастический вид на океан. Особенно в те моменты, когда солнце касается горизонта. Из-за того, что первые пять этажей здания занимала корпоративная фирма, оно имело под собой охраняемую парковку, на два яруса уходящую под землю. Такое престижное жилье, мог позволить себе далеко не каждый житель среднего класса. Первое, что бросилось в глаза – идеальная чистота. Весьма непривычная черта для мужчины, совсем недавно получившего статус холостяка.
Как только мы вошли в холл, Пью заметно расслабился. Он провел меня по зеркальному паркету через всю квартиру, по пути ознакомив с расположением необходимых комнат, после чего мы остановились у спальни, со снятой с петель дверью. Заметив мое любопытство, Пьюберт поспешил объяснить:
- Это комната моей дочери. Я снял дверь в знак наказания и теперь она практически не живет сдесь. Можешь смело располагаться и чувствовать себя как дома. Пойду поищу, во что тебя переодеть. – С этими словами он ушел, оставив меня привыкать к новым, временным покоям. Но внимание привлекала не обстановка, выполненная умелым дизайнером, а панорама, что открывалась через большие, витражные окна. По легкому, практически прозрачному тюлю, можно было легко догадаться о том, что хозяйка тоже находит этот вид удивительным и не спешит скрывать его из виду. Я подошла к самому краю пропасти, от которой меня отделяла тонкая грань оконного стекла и в этот момент, тело покрылось крупными мурашками. Отсюда можно было увидеть не только «пьяную сливу», а город. Целый мир. И сейчас, он простирался под моими ногами. Как будто я могу в любой момент наступить на него и растоптать. Впервые за долгое время, моя голова очистилась от посторонних мыслей, а в глубине души воцарил приятный покой, который тут же прервался звуком шагов, раздавшихся неподалеку.
- Супруге это врят ли теперь пригодиться, поэтому можешь носить его, если захочешь. – За то время, пока я пялилась в окно, мужчина успел как минимум переодеться. Он небрежно кинул на постель длинный, темный лоскут и прежде чем снова покинуть меня, остановился на пороге комнаты, устало опираясь о косяк:



- Хотел поблагодарить тебя за то что согласилась составить компанию, Лу. И сказать, что если что-то понадобиться, я буду в гостинной. Или на кухне. - В благодарность, я робко кивнула ему в ответ. Убедившись что Пьюберт больше не собирается возвращаться, я скинула с себя тесное деловое платье, когда-то подаренное мне одной роскошной женщиной и примеряла одежду, оставленную Пьюби в личное пользование. Халат, по покрою больше напоминающий восточные одежды, оказался в пору, а легкий и приятный на ощупь шелк, успокаивал кожу. Но полностью расслабиться мне не удалось даже тогда, когда я распустила волосы и устроилась на кровати. Матрас был слишком мягким и мне постоянно казалось, что если крепко уснуть, то постель просто поглотит меня. За стеной, в соседней комнате громко работал телевизор, поэтому когда в триллере начинался самый экшен, шум стрельбы, что моментально возвращал меня в неспокойные времена войны, безжалостно выдергивая из царства Морфея. Миллион раз я просила хозяина квартиры сделать тише, но это не принесло никаких результатов. Он как будто боялся остаться в тишине. И еще это постоянное чувство пустоты подо мной… Его тяжело объяснить. Складывается впечатления, что комната в которой я нахожусь - не надежная и может рухнуть в любой момент. Оно приследовало меня все те девять дней, которые я провела в качестве гостя. Но великие Боги Олимпа, насколько чудесным было это время…



Каждый вечер мы проводили совместно. Мужчина развлекал меня просмотром художественных фильмов, прогулками по набережной, а так же помогал освоить интернет и прочие мелкие гаджеты, что успели изобрести за прошедшую сотню лет и которые, могли как-то пригодится мне в быту. Иногда он приходил с работы со скромным букетом цветов. И это смущало меня. Потому что все выглядило так, как буд-то Пью пытается ухаживать за мной. Разумеется, я не готовила ему ужин и не стирала носки, что несомненно делало меня ужасной лже-супругой. В короткой беседе на данную тему выяснилось, что Пьюберт видел ситуацию в другом свете. Он относился ко мне не как к любовнице, а как к любимой… бабушке, которая решила приехать издалека погостить. Но даже такое милое признание, не помогло мне принимать подобные знаки внимания проще.

В один из будних дней, после того как я отправила Пьюберта на работу, сонливость будто испарилась, подарив возможность полюбоваться рассветом. В бессмысленных блужданиях по квартире, мое внимание привлекло большое зеркало. Точнее то, что я увидела в нем. Только тогда, за шесть не долгих лет я заметила, как сильно успело измениться тело. На лице появились морщины, а кожа уже не была такой упругой, как прежде. Время не щадило меня, постепенно превращая из юной девушки, во взрослую женщину. Неизменными остались только пышные, огненно рыжие волосы.



До сих пор могу с легкостью вспомнить время после выздоровления. Будто это было вчера. Измученная матушка, гладит меня по голове, запуская руку глубоко в локоны, касается мокрыми от слез губами моего лба и причитает: «Σας ανακτώνται. Είμαι τόσο χαρούμενος που βρίσκεστε εδώ μαζί μου, μου λίγο Περσεφόνη»* Порой мне так не хватает ее. Сквозь океаны времени, я все еще чувствую ее нежные, заботливые руки. Тяжесть греха с каждым годом только увеличивалась, превращая кровь в медленно застывающий свинец. Сможет ли она простит ту роковую ошибку, когда придет мое время?

Уснуть удалось лежа поперек кровати, глядя на успокаивающую панараму Бриджпорта. Надежда на то, что где-то среди этих каменных джунглей и бесконечных лабиринтов, живут сверхлюди - все еще теплилась. Такой большой, яркий город, полный возможностей. От чего же тогда они прячутся?
Сказочная жизнь закончилась вечером того же дня. Меня разбудили голоса, доносившиеся с кухни. Солнце еще не зашло, но время близилось к вечеру. Спросонья, я не сразу сообразила что происходит. Только потом до меня дошло, что один из источников шума - голос, принадлежавший женщине. В другом, я узнала Пьюберта. Слова были приглушенными и мало разборчивыми. Только в интонации, угадывался конфликт людей между собой. Остатки сна моментально выветрились, а их место заняла тревога. Я запаниковала, не имея никакого понятия что делать и как себя вести в таких случаях. Но просто сидеть на месте и слушать скандал, явно не самый лучший вариант. Кое-как пригладив волосы и расправив руками слегка примятую одежду, я робко, почти бесшумно прокралась к дверям кухни. Пьюберт, с кем бы он там ни был, резко замолчали. Моя уверенность таяла с каждым шагом. Мысль вернуться обратно и притвориться будто бы я ничего не слышала, становилась все более разумной. Неожиданно, тишину разорвал новый приступ:
- Иди и скажи своей шлюхе, что бы она проваливала из моей комнаты! – Мужчина пытался оправдываться, но получалось весьма неважно, тогда как женщина более твердым тоном продолжила:
- Мама была права, когда подала на развод. Ты думаешь только о се…- Речь прервал звонкий шлепок. Не в силах больше терпеть, я набралась смелости и распахнула дверь. На кухне стоял Пьюберт, в полном смущении. Напротив него растерянный подросток, лет шестнадцати. Оба обернулись и смотрели в мою сторону. По лицу девушки пробежали две крупных слезы, а щека, которой совсем недавно коснулась родительская пощечина, горела алым пятном. Пока я раздумывала над примирительной речью, девчонка резко сорвалась с места и бросилась в мою сторону. Я приняла защитную позу, так как на мгновение мне показалось, что она намерена поколотить виновницу драмы. Но подросток, лишь отпихнула меня со своего пути, после чего громко хлопнув дверью, заперлась в ванной комнате. Не говоря ни слова, Пьюберт бросился вслед за дочерью с извинениями. Присутствие постороннего вмешательства в семейные прерии, явно стало лишним.

***

Мне так и не удалось узнать, чем кончилась та история. Пьюберт не появлялся в нашем особом месте уже более трех дней, но я продолжала ждать его, не теряя надежды. Страдая от ужасного чувства голода. А когда сил терпеть совсем не осталось, пришлось пойти на крайние меры: спустить последние деньги в БК, дабы наконец унять аппетит. Не могу объяснить, почему я не решилась вернуться. Или хотя бы навестить друга и убедиться, что с ним все в порядке. Я даже не догадывалась, думает ли он обо мне, или же его переживания основаны на чем-то ином? Чувство вины постоянно тревожило меня, хотя казалось бы, я не имела никакого отношения к произошедшему в квартире в тот вечер. Я чувствовала себя призраком, у которого осталось незавершенное дело. А с другой стороны, мне совершенно нечего было бы сказать этому человеку. В подобные моменты ощущаешь, как сильно можно привязаться к кому-то. И как обычная привычка, превращается в зависимость.
Сегодняшняя ночь, казалась темнее, чем обычно. Высоко висел яркий полумесяц луны, будто бы качая капризное дитя в своей колыбели. Несмотря на ясное небо, звезд практически не было видно. Я стояла на набережной, любуясь одной из центральных улиц Бриджпорта, которая на данный момент, была мистически пуста. Время будто бы застыло. Только светофор, что едва покачивался от легкого ветерка и показывающий знак «стоп», нарушал целостность этого видения. Со стороны дороги, послышался рев стремительно приближающихся мотоциклов. Спустя пару секунд, группа двухколесных машин стремительно промчалась мимо, оставив после себя лишь тишину и облако из пыли. В последний раз взглянув на небоскреб, что сделал меня заложницей своих страстей, я развернулась и прогулочным шагом направилась к отелю, служившим мне единственным домом.


Что случилось с этим миром за двести лет? Еще совсем недавно, сородичи ходили по городу так же, как и обычные люди. Мы открыто общались с ними и делили одно жилье. Даже создавали целые семьи. Теперь же, нас будто истребили. За шесть лет, мне так и не удалось ничего добиться, хотя раньше, многие из нас владели не только собственным бизнесом, а даже держали целые филиалы, предназначенные для трудоустройства и комфортной жизни сородичей.
- Закурить не найдется? – Не шибко вежливым тоном, спросил мужской голос откуда-то позади.
- Простите, не курю. – Не оглядываясь, сухо бросила я через плечо, погруженная в собственные мысли. Но следующий вопрос, прозвучавший явно от того же человека, инстинктивно заставил меня остановиться.
- Тогда ответь, почему мы с тобой все еще не знакомы?– Я медленно обернулась, почуяв подвох.

Неподалеку, около припаркованного у обочины мотоцикла, стояла фигура мужчины. Я ни чуть не сомневалась в том, это был один из тех мотоциклов, что совсем недавно промчались мимо. Но вот водителя не удалось узнать даже тогда, когда он снял с головы шлем.



Неопрятного вида длинные волосы пшеничного цвета, моментально упали на плечи. Я не поверила своим глазам, застыв на месте словно заколдованная. Находясь даже в десяти метрах от парня, я увидела, что его лицо покрыто мелкой сеткой голубых вен. Что могло означать только одно – он один из нас. Дабы убедится, что глаза мне не врут, я подошла поближе, боясь оторвать от незнакомца взгляд и потерять его из виду. Буд-то он был видением, сотканным из тумана и мог исчезнуть в любой момент.
- Майкол. – Коротко представился парень, играя в руке ключами. Заметив мою осторожность, он фальшиво рассмеялся.
- Не бойся, дикарка, я уже поужинал. Может ты хотя бы представишься? – сквозь ехидную улыбку, на распев продолжил Майк. Но я не хотела отвечать на его глупые вопросы о имени и дате рождения. Потому что у меня самой было миллион вопросов к нему, на которые мне хотелось получить ответы как можно скорее.


@темы: творчество, рассказ, моя писанина, фанфик по миру тьмы, vampire

URL
   

Dolls_History

главная